Пропустить навигацию.
Главная
 

ГЛАВА ВОСЬМАЯ. Основа для легендарных зон

Ничто из того, что ты действительно ценишь, не дается легко.

Неизвестный автор

В возрасте четырех месяцев Баз начал заниматься базовой подготовкой к зоновым препятствиями. На зоновых я предпочитаю, чтобы собака летела по всему снаряду, нацелив морду вперед (а не оглядываясь на меня). Конечная картинка — собака стоит внизу снаряда, передние лапы на земле, задние — на препятствии, вес перенесен на задние лапы, а нос тыкается в землю у передних лап.

Одним из ключевых элементов не только для зон, но и для джампинга и для входа в слалом является умение собаки переносить вес на задние ноги. При этом нагрузка на плечи минимальна. Отличное начальное упражнение для этого — научить щенка пятиться назад. Баззи научился пятиться в очень юном возрасте.

Игра №11: Пятимся назад

Я заранее подготовила место занятий, чтобы Базу было легко предложить мне нужное действие. Я передвинула журнальный столик так, чтобы он стоял в 30 см от кушетки в гостиной. Я позвала База и сама вошла спиной в этот коридор из мебели. Когда я дошла до конца столика, то остановилась. Поскольку места было очень мало, Баз не мог повернуться, но и мимо меня пройти он не мог. Сначала он попробовал поставить лапы мне на ноги. Потом, поскольку его возможности были ограничены, он попятился. Как только он начал это делать, я щелкнула кликером и бросила лакомство между его передних лап. Этим я заставила его попятиться еще больше, чтобы дотянуться до кусочка. Через несколько раз Баз уже пятился на четыре-пять шагов до щелчка. Потом я просто отодвинула журнальный столик и подождала, пока Баз предложит движение назад. Без помощи стола Баз некоторое время посомневался, а потом сообразил и попятился. Я не добавляла команду к этому действию, пока Баз не научился пятиться через всю комнату.

Обучение движению назад таким образом научило База держать голову низко, а вес переносить на задние ноги, обеспечивая отличную подготовку к будущим зонам. Многие дрессировщики учат собак пятиться, наступая на них. Этот метод не учит собаку переносу центра тяжести, поскольку собака работает больше передними лапами, чтобы уйти от надвигающегося владельца. Терпеливое обучение правильному движению вознаградит вас тем, что щенок сможет эффективно использовать свои задние ноги во время работы с мишенью.

Требование тыканья носом в мишень на зоне приучит собаку держать голову вперед, так что она не будет оборачиваться на ходу, чтобы посмотреть на вас. При обороте позвоночник собаки перестает составлять прямую линию, что нежелательно во время спрыгивания передними лапами на землю. По соображениям безопасности я не хотела бы, чтобы мои собаки так делали. Чтобы «выпрямить» голову База на зонах, я научила его тыкать носом в мишень. Выбор материала для мишени бесконечен, но мне нравится прозрачный пластиковый квадрат. Неважно, что вы используете, но прозрачную мишень потом проще убрать, поскольку конечное поведение — касание земли носом (без мишени).

Игра №12: Тыканье носом в мишень

Однажды вечером я уронила мишень на пол перед Базом. Он немедленно нагнулся ее понюхать. Я щелкнула; он получил лакомство. Еще несколько минут раздумий — и он взглянул на мишень. В этот момент я щелкнула и поощрила его. Баз понятия не имел, что такого он сделал, что заслужил вкусное, но все животные в такой ситуации стараются повторить последнее действие, которое принесло награду. Скоро он заметил мишень на полу и понюхал ее — еще лакомство. Наступило озарение — он начал тыкаться носом в мишень снова и снова, чтобы получить кусочек. Когда он начал делать это уверенно, я усложнила задачу: не щелкнула в момент первого касания, что заставило его ткнуться в мишень еще раз. Моей целью было научить База тыкаться носом в мишень раз за разом, пока не раздастся щелчок. После нескольких вечерних занятий в разных местах, Баз был готов к тому, чтобы выучить и название этого действия. Мы назвали его командой «Таргет» - «Цель».

Сейчас, когда я учу щенков тыкаться носом в мишень, я в начале держу ее в руке, чтобы уменьшить вероятность предложения неправильных действий (кусание, копание лапой). Ограничение возможностей дает большую вероятность успеха.

Поскольку Баз с детства хорошо умел тыкаться носом в руку как в мишень, он быстро сообразил, что делать с мишенью на полу. Он полюбил эту игру. И слава богу, никогда не пытался топать по мишени лапами.

При обучении цели будьте терпеливы. Если собака поднимает мишень с пола, вы слишком поторопились. Для собаки может оказаться самоподкреплением то, что она берет мишень зубами. Так что если вы ее не поощрите за это, она может выбрать игру с мишенью как самопоощрение. Если такое происходит, разделите действие на несколько частей (хорошо помогает держать мишень в руке). При обучении методом отбора поведения важно сохранять высокий уровень поощрения, чтобы щенок не расстраивался.

Не кладите мишень дальше 30-60 см от собаки. Это обусловлено тем, что на этом расстоянии собака еще будет переносить вес на задние ноги. Некоторые дрессировщики любят учить собак бегать к мишени. Однако, если собаке приходится бежать некоторое расстояние, она будет наклоняться на передние лапы, а не «осаживаться» на задние. И когда она будет наклоняться к мишени, весь вес будет падать на плечи, и из-за этого щенки часто склонны топать по мишени передними лапами или далеко отбивать ее при попытке торможения. По этим причинам я не рекомендую учить собаку бежать к мишени издали. Если вы не будете поддерживать перенос щенком веса назад, вы потеряете впустую все обучение собаки пятиться. Терпение — ключ к успеху. Все окупится отличными зонами позже, когда собака начнет выступать.

В возрасте 17 недель Баз был 17 дюймов (42,5 см) в холке. Путем простых арифметических подсчетов я вычислила, что в год (52 недели) у меня будет 52-дюймовый (130 см) красный лось (хоть бы без рогов, молилась я). Интересно, допустят ли нас организаторы соревнований по аджилити бегать в своей собственной ростовой категории? К моему огромному облегчению, в 20 недель Баз был всего 17,5 дюймов.

Маленький Баз становился все более «сумасшедшим» с каждым днем, так что наш основной упор был на игры, посвященные самоконтролю. Для тех из вас, у кого более спокойные щенки, я рекомендую все виды игры в догонялки в течение детства, да и всей жизни. Но с такими «турбо-щенками», каким был Баз, дополнительные занятия «на разгон» могли создать неразрешимую проблему. Так что Баз учился ждать, и ждать СПОКОЙНО, прежде чем ему позволялось взорваться и делать то, что он хотел. В пять месяцев мы занялись апортировкой.

Апортировка — важнейшая часть базовой подготовки моих собак к аджилити. Это проистекает из того, что большая часть поощрения, которую я использую — игрушки, а не лакомство. Лакомством я поощряю статичные действия — зоны, стол, старт, но крайне редко использую его где-то еще. Я поощряю все остальное броском игрушки. Бросая игрушку, вы поощряете движение собаки вперед, а не остановку и взгляд на вас. Когда я бросаю собаке игрушку, она должна побежать за ней, взять ее и примчаться ко мне — а не бегать вокруг, развлекая себя новым сокровищем. Я с самого начала поощряла поднос игрушки у База, привязывая игрушку на легкую веревку. Тогда у него не было возможности убежать и «пожадничать» в отдалении.

Я начала обучение апортировке с игры «1-2-3 — Тяни!». Произнося «Раз... Два... Три...» перед командой «Хватай», я учила База думать о том, как надо ждать перед тем, как схватить игрушку (поскольку при этом я требовала, чтобы он сидел, пока я считаю). Это упражнение помогало развивать контроль над поведением База во время занятий. Когда он выучил правила игры, я начала ее немного менять, чтобы это стало апортировкой. Новая игра называлась «Дай ту штуку!»

Игра №13: Дай ту штуку! (апортировочная игра)

Я посадила База, положила его «тягательную» игрушку на длинной веревке в метре от него и в метре от меня. Я держала веревку, и начала отсчитывать «Раз... Два... Три...», но вместо «Хватай» произнесла «Давай ее!». Поскольку он уже привык, что в этой игре надо перетягивать со мной игрушку, то в первый же раз он помчался к игрушке, поднял ее и принес мне, чтобы перетягивать. Если бы хоть раз он решил схватить ее и убежать играть «сам», у меня была веревка, так что я всегда могла подтянуть его к себе, как рыбу на крючке, и поиграть с ним в перетягивания (а после этого сделать выводы, вернуться на пару шагов назад и поработать над подзывом). Если он отпускал игрушку во время игры, я ее тут же «вырывала» и «прятала», а потом некоторое время играла с ней сама — дразня щенка, который упустил такое сокровище.

Когда Баз был готов двигаться в этой игре дальше, я посадила его у ноги и бросила игрушку (на веревке) в метре от себя, пока он терпеливо сидел. Если он срывался за игрушкой, я звала его обратно и начинала сначала. Если он терпеливо сидел и ждал (полностью сидя на земле), я поощряла его за терпение — иногда лакомством, а иногда говоря «Раз... Два... Три... Дай ту штуку». Как только игрушка оказывалась у него в пасти, я звала его по имени и начинала убегать (недалеко) — снова заставляя работать его охотничий инстинкт. Теперь к требованиям прибавилось то, что надо поднять игрушку и быстро-быстро бежать к маме.

Когда Баз терпеливо сидел и потом сразу приносил мне игрушку, я начала бросать игрушку все дальше и дальше, и наконец убрала веревку. Потом я перестала произносить «Раз... Два... Три...» до броска, поскольку он уже научился сидеть и ждать команды «Дай ту штуку».

Все эти игры были для База в радость, когда он понял, что от того, как спокойно он ждет разрешения, зависит получение игрушки. Если он перевозбуждался, прыгал, привставал или стонал или лаял, он просто увеличивал время ожидания. Если он три раза подряд не мог закончить упражнение из-за перевозбуждения, я снижала сложность задания, чтобы он не слишком расстраивался.

Если ваш щенок не очень-то заинтересован в игрушке, используйте веревку по-другому. Таскайте игрушку на веревке, чтобы она прыгала и скакала ОТ щенка, а не ему в морду. Если ему будет слишком просто схватить ее, она будет неинтересна. У всех щенков есть охотничий инстинкт. Просто с некоторыми из них надо побольше потрудиться, чтобы вытащить его.

Другой положительный эффект от игры в апортировку — это основа для хорошей траектории поворота после барьера. Когда я уже могла бросать игрушку довольно далеко, я стала бросать ее всегда либо в угол, либо в самодельный «угол» из элементов от прыжка в длину. Это учило База разворачиваться сразу после подбора игрушки, а не закладывать дугу, и возвращаться более-менее по прямой.Эта игра поможет и для апортировки в обидиенс и для разворота во флайболе.

Каждый раз, когда Баз хватал игрушку, я звала его по имени — чтобы выработать связь между кличком и резким разворотом ко мне. Когда мы начали заниматься поворотами после барьеров, я звала его, и он «вкапывался» в землю в развороте и мчался ко мне играть.