Пропустить навигацию.
Главная
 

Конференции. Ветер перемен из Скандинавии, или Быть или не быть... доминантом?

Предисловие редакции

В представленной читателям журнала статье известный дрессировщик и ученый Елена Непринцева делится своими впечатлениями от семинара, организованного Издательством Догфренд Паблишерс (Россия — Австрия) и Высшей школой кинологии (Москва), ведущая — Ольга Кожарская. Семинар был посвящен гуманным методам обучения собак и проводился двумя специалистами: Андерсом Халлгреном из Швеции и Тюрид Ругос из Норвегии. На первый взгляд, позиция скандинавов вызывает чувство протеста («Как так, что же, теперь собаку и наказывать нельзя?!»), тем более что, разрабатывая свои методики, они вряд ли сталкивались с такими по-настоящему агрессивными собаками, как кавказские, среднеазиатские и южнорусские овчарки рабочего разведения. Ну и конечно, кинологи со стажем скажут, что, дескать, одно дело лабрадоры да пуделя, а другое — наши «крокодилы». Да, пожалуй, и спортсмены, участвующие со своими питомцами в состязаниях по комплексным видам дрессировки (ринги, ИПО и т. д.), могут воспринять услышанное на семинаре в штыки. Однако! Как ни относись к скандинавским теориям, как ни говори, что не существует универсальных методов и подходов, снимающих и решающих разом все проблемы обучения, следует признать, что подход, основанный на внимательном отношении к поведению собственной собаки, как минимум, заслуживает внимательного рассмотрения.
И. Затевахин

Елена Непринцева, этолог, сотрудник отдела научных исследований Московского зоопарка, канд. биол. наук, эксперт РКФ по рабочим качествам

Можно смело утверждать, что собака успешно «завоевала» современное индустриальное общество: множество семей, особенно в крупных городах, держат собак в качестве домашних любимцев. А разговоры о воспитании питомцев конкурируют по популярности с обсуждением семейных проблем. Столь серьезное отношение человека к четвероногим членам семьи сопровождается новой волной интереса к биологии домашней собаки. Счастливые владельцы горячо обсуждают вопросы, которые раньше волновали только узких специалистов. Например, должен ли человек быть доминантом по отношению к своей собаке? Еще пару десятков лет назад на этот вопрос все уверенно отвечали: «Да, конечно, должен, иначе собака сядет вам на шею, будет управлять вами и покусает всю вашу семью!» Но уже тогда многие выражали сомнения в справедливости такого подхода к воспитанию собак и взаимодействию с ними.

Этология — одна из наук о поведении животных — породила «монстра доминирования», но сама же его и развенчала. Увы, призрак его и по сей день остается жить в умах многих людей, влияя на их взаимоотношения со своими питомцами.

Управление без доминирования

В первый день весны в Московской Тимирязевской сельскохозяйственной академии прошел семинар, организованный Издательством Догфренд Паблишерс (Россия — Австрия) и Высшей школой кинологии (ведущая семинара — Ольга Кожарская), с участием двух приглашенных из Скандинавии лекторов. Мероприятие было посвящено ненасильственным подходам к обучению и содержанию собак и адресовано «всем, кто живет и работает с собаками: от простого владельца до специалиста». Побывать на таком мероприятии мне было интересно по ряду причин. С одной стороны, как профессионального этолога меня интересовали научные основы таких подходов. С другой — любопытно сравнить собственные методы инструктирования владельцев собак по проблемам поведения их питомцев с приемами зарубежных коллег.
С первым докладом «Лидерство или неоправданная жестокость?» выступил Андерс Халлгрен из Швеции. Психолог по образованию, он посвятил всю свою жизнь собакам. Более 40 лет Халлгрен занимается их дрессировкой, изучая поведение, психику и взаимоотношения с человеком. Анализируя причины проблемного поведения собак, особенно агрессии, он фокусирует внимание на различных стрессовых факторах, например, боли, недостаточном питании и психических травмах. Он создал несколько направлений тренинга служебных собак и разработал методы коррекции их нежелательного поведения, связанного со страхами. Профессиональный интерес Андерса Халлгрена охватывает собак самых разных пород и предназначений: от розыскных и тех, которых используют в шведской армии, до домашних питомцев. Его принцип работы с последними — всегда тренировать питомца только при активном участии всей семьи.

Халлгрен начал свой доклад с небольшого экскурса в историю представлений о доминировании и вспомнил известную работу начала прошлого века о «порядке клевания» у кур, положившую начало целому направлению исследований в области иерархии социальных отношений у животных — как в природе, так и в зоопарках. Работы проводились более 50 лет, и в результате в конце века ученые пришлось отказаться от теории доминирования, потому что поняли: сообщества животных устроены гораздо сложнее. Стало ясно, что установление доминантных отношений возможно и без агрессии, а отношения между членами группы могут выстраиваться на основе привязанности. «Сейчас феномен доминирования остался только у двух существ, — пошутил докладчик, — у кур и военных» (хотя, по последним данным, куры вышли из этого списка. — Прим. автора).

Переходя к собакам, Халлгрен заметил, что им, как и волкам в природе, в большей степени свойственна кооперация, а не конфронтация. «Отношения с собакой нужно строить не по нисходящей линии — на власти, а по восходящей — на любви», — привел он образное высказывание одного из исследователей. Безжалостной критике подверг кинолог популярный «свод правил», направленный на то, чтобы не давать собаке быть доминантом. Он досконально разобрал и опроверг каждое положение, вроде того, которое предписывает владельцу не давать собаке проходить в дверь впереди себя или не кормить ее раньше, чем поест сам.

В качестве иллюстрации своего подхода к воспитанию собак шведский тренер привел пару примеров распространенной ситуации охраны собакой еды от хозяина. Например, щенок рычит у миски с едой. Халлгрен считает, что не стоит набрасываться на питомца, демонстрируя свое доминантное положение. Наоборот, следует отойти — и это не будет «победой» щенка, просто укрепит его в уверенности, что вы не отнимете еду.

Если вам необходимо достать кость из пасти пса, а он рычит — не эскалируйте конфликт, а, наоборот, отойдите — это успокоит четвероногого. Затем предложите собаке поменять кость на кусок мяса. Повторение этого упражнения, скорее всего, решит проблему. Если вы не отнимаете кость у своей собаки, она думает, что вам можно доверять, утверждает Халлгрен, и у нее нет необходимости проявлять агрессию.

Во второй части лекции докладчик рассмотрел различные аспекты агрессии собак. Например, он призвал спокойно относиться к агрессивным играм щенков, поскольку такие взаимодействия биологически оправданы: молодые собаки тренируют мышцы, развивают коммуникативные способности и учатся регулировать силу укуса. Говоря о неизбежных драках взрослых собак, он обратил внимание на то, что люди очень часто сами провоцируют их своим неправильным поведением.

Затем шведский специалист перешел к причинам, вызывающим повышенную агрессивность у собак. Он рассмотрел генетические и гормональные (в том числе беременность) факторы, условия раннего онтогенеза (например, искусственное выкармливание из соски), влияние позднего опыта (неправильное поведение хозяина, например излишняя жесткость), фрустрацию (эмоционально негативное состояние, когда животное не достигает ожидаемого), ограничение свободы движений, обедненные условия содержания, дефицит питательных веществ, болезни, защиту собственной территории или щенков, нарушение индивидуальной дистанции и др.
Наконец, докладчик рассмотрел вопрос о недопустимости применения удавок и рывков в дрессировке. «Дергание за удавку равносильно повешению! — сказал он. — И это часто приводит к травмам позвоночника у собак».

В конце доклада Халлгрен предложил своеобразный «доминант-тест». Если ваша собака часто подходит к вам за лаской, если она встречает вас визгом, виляя хвостом и прижимая уши, если она смотрит в сторону, когда вы ее гладите, если чешется, повернувшись к вам спиной, когда вы на нее сердитесь, — ваша собака выглядит побежденной. А это значит, что вы «перегибаете палку», изображая из себя доминанта.

Дружелюбие и понимание основ социальных отношений — вот, по мнению Халлгрена, слагаемые успеха в воспитании собак.

Стресс и поведение

Вторая лекция шведского исследователя была посвящена стрессу у собак и проблемам поведения. Коснувшись гормональных механизмов стресса, он рассказал о его положительных аспектах — высвобождении мощного энергетического ресурса и мобилизации сил в ответ на вызовы среды.

Затем был затронут вопрос о поведенческих стратегиях. Одни животные реагируют на проблемы, которые ставит перед ними жизнь, активным способом, т. е. сопротивляются давлению среды и пытаются активно влиять на ситуацию. Другие, напротив, предпочитают переждать, пока ситуация изменится сама, и уходят от прямого единоборства со сложными обстоятельствами. Предпочтение той или иной стратегии может влиять на взаимоотношения собаки и хозяина. Если собака сопротивляется попыткам дрессировщика положить ее, это не значит, что она пытается доминировать. Методы насилия не помогут решить проблему, поскольку в этом случае собаке навязывается не свойственный ей — пассивный — способ реагирования на стимулы среды. Лучших результатов можно добиться от животного, если мотивировать его на контакт с хозяином с помощью лакомства или игрушки и использовать методику оперантного обучения. Например, собака села перед вами, увидев у вас в руках мячик, — отдайте ей игрушку. Если же пес прыгает на вас, не надо подавлять его или наказывать — просто не давайте мячик. Собака быстро сообразит, что получить игрушку можно с помощью посадки перед вами.
В следующей части своего сообщения Халлгрен рассказал о том, что основные причины стресса у собак связаны с хронической недогрузкой — физической, эмоциональной и умственной. Когда волки преследуют добычу, они испытывают сильный стресс и затрачивают очень много энергетических ресурсов, которые обеспечивают усиленную мышечную и умственную работу. Для домашней собаки возможность потратить физическую и психическую энергию дает игра с хозяином, причем иногда в умеренных количествах: всего два раза в неделю. Однако, как показали специальные исследования докладчика, большинство собак слишком много отдыхают и страдают от недостатка стимуляции (так как хозяева не считают необходимым играть с уже выросшей собакой). Он рассказал курьезный случай из своей практики. Ему позвонила владелица большой пиренейской собаки и попросила помочь в решении серьезной семейной проблемы: собака делает лужи дома, муж грозится ее застрелить, а жена протестует, и ее сильно беспокоит эта ситуация. На вопрос о степени активности животного дрессировщик получил ответ: собака лежит во дворе, когда остается одна, и бывает активной во дворе или в доме вместе с хозяевами. Подсчет времени показал, что отдых занимал у собаки 23 часа 45 минут в сутки. Оказалось, что прогулка с собакой занимала 5 минут — до почтового ящика и обратно, во дворе собака была в вольере, а в доме ее часто привязывали, особенно при муже. «Я бы сошел с ума, будь я на месте этого пса! — воскликнул Халлгрен — Кусался бы и портил мебель!»

Многие хозяева не подозревают, что собак необходимо постоянно развивать и стимулировать их умственную активность. Это не так сложно сделать — например, можно спрятать кусочки еды в разных местах квартиры или на прогулке забросить игрушку в кучу веток.
В конце доклада Андерс Халлгрен рассказал о помощи, которую следует оказывать собаке, если она испытала шок, например, в результате боязни выстрелов. Наряду с седативными (например, гомеопатическими) препаратами, не дающими стрессу развиваться, необходимо сбалансированное питание. Полезны корма, богатые триптофаном (например, молоко), который активирует сон. Следует избегать кормов, содержащих белок тирозин (сухие корма, в состав которых входит кукуруза), и использовать такие корма, как мясо индейки, бананы, шпинат, тыквенное семя, а также давать собаке витамины В3, В6 и фолиевую кислоту, используемую в США как седативное средство для людей. Для реабилитации собак, переживающих сильный стресс, также очень важен серотонин, добавил Халлгрен. Так, при панике или тревоге у людей современная медицина использует серотониновую терапию.

Прислушайтесь: что говорит вам ваш пес?

«Диалог с собакой: сигналы примирения» — так назывался доклад известного тренера и эксперта-кинолога из Норвегии Тюрид Ругос, которая стала знаменитой благодаря своей книге о так называемых успокоительных сигналах у собак. Она является президентом Европейской ассоциации тренеров собак, имеет собственную школу тренировки собак, а также ведет курсы по обучению тренеров.
За многие годы работы с собаками (а она занималась, например, обидиенс и специальными тренировками поисковых собак) Тюрид Ругос не только прекрасно научилась понимать их поведение, но и привлекла внимание кинологов и любителей к тем формам поведения животных, которые сигнализируют о неагрессивных намерениях. Человек, как правило, без труда замечает элементы агрессивного поведения своих домашних питомцев или распознает у них признаки сильного страха. И это понятно: такие позы выразительны и легко вычленяются из непрерывного поведенческого потока. Этологи хорошо знают, что есть гораздо больше других, менее выразительных и мало заметных поведенческих элементов, без анализа которых невозможно корректно оценить внутреннее состояние животного. Именно на таких деталях заострила свое внимание норвежский кинолог. Двадцать лет назад ей удалось выделить и описать более 20 успокоительных сигналов (calming signals) у собак, а недавнее двухлетнее исследование позволило дополнить список.

Один из наиболее важных сигналов — отворачивание головы. Его легко можно увидеть на многих любительских фотографиях: пес не смотрит в объектив, а повернул голову в сторону, потому что хозяин направил камеру прямо на него. При встречах собаки, как правило, сначала изучают друг друга дистанционно, стараясь не направлять прямые взгляды. Поворот головы в сторону позволяет собаке понять, что у партнера нет агрессивных намерений. И если она испытывает такое же состояние, то немедленно отвечает тем же — отворачивает голову в сторону.

Отворачивание собакой головы при взаимодействии с человеком часто не воспринимается им как сигнал, говорящий о том, что животное испытывает дискомфорт. Тем не менее, если внимательно приглядеться, можно заметить, что щенки или взрослые собаки, когда их берут на руки, почти всегда отворачивают голову от лица человека. На фотографиях часто можно видеть, как хозяин обнимает свою собаку, которая отвернула голову в сторону. Ругос считает, что объятия пугают питомцев, и невнимание человека к этим сигналам — причина многих покусов. «Если вам нравится обниматься, то делайте это с людьми», — заявляет она.

Снижение скорости движения при сближении — тоже дистантный сигнал, который, по мнению дрессировщицы, несет информацию о мирных намерениях собаки. Если человек игнорирует это правило «собачьего этикета», он может своими действиями (быстрым сокращением дистанции) вызвать у пса фрустрацию, то есть психологический дискомфорт. Быстрое движение к собаке, как правило, пугает ее. Напротив, быстрое движение от собаки вызывает у нее инстинктивное преследование.

Это лишь небольшая часть того, что рассказала Тюрид Ругос в своем докладе. Она заметила, что собаки используют много разных форм таких сигналов не только в качестве сглаживающих конфликты, но и для того, чтобы избежать этих конфликтов, поздороваться или, как она говорит, проявить вежливость. Кроме того, Ругос считает, что подобные сигналы собаки демонстрируют постоянно, в том числе для того, чтобы успокоить своих социальных партнеров — сородичей или человека.

Добавлю, что, как и Андерс Халлгрен, дрессировщица отказалась от применения ошейников и в последнее время использует в своей работе с собаками исключительно шлейки.

Успокоительные сигналы, описанные Ругос, являются частью коммуникационной системы собаки. Чтобы понять, как животные общаются с себе подобными, человеку надо быть очень наблюдательным и стараться абстрагироваться от своего способа общения — речи. Возможно, по этой причине знаменитый кинолог включает в свою программу обучения владельцев собак специальное упражнение: 24-часовое молчание. Это позволяет людям сосредоточиться на сигналах собак и, как говорит Ругос, увидеть маленькие «буковки».

Таких интересных результатов Ругос добилась, я думаю, благодаря своей замечательной жизненной позиции, которая отчетливо прозвучала в первых фразах ее доклада.

«Быть любопытным — лучший способ стать лучше».

«Надо стремиться узнать больше и никогда не останавливаться, думая, что все уже знаете».

«Я люблю смотреть на собак и делать с ними то, что им нравится».

«Когда я с собакой, то всегда пытаюсь взглянуть на ситуацию ее глазами. Если вы это делаете, то видите, как лучше себя повести».
«Мне не важно, знает ли собака команды. Когда имеешь дело с собакой, важно одно — слушать, что она пытается тебе сказать».
«И выбросите свои человеческие амбиции в окно!»

Мои впечатления

На семинар пришли студенты, дрессировщики, сотрудники Академии, ученые и любители собак. Публика внимала докладам с явным интересом, нередко прямо по ходу дела тихо обсуждая друг с другом услышанное. Несколько профессиональных этологов, оказавшихся среди слушателей, подсказывали переводчикам, как точнее перевести с английского тот или иной биологический термин. И все-таки зал в целом вел себя несколько настороженно — наверное, многим с трудом верилось, что в воспитании собаки можно совсем отказаться от принуждения. Одна из слушательниц позади меня даже грустно констатировала: «Ну, это не для нас! Наша карма — на строгаче ходить».
Теперь несколько слов о недостатках, которых не была лишена организация этого, безусловно, интересного мероприятия. Прежде всего, это касается рекламы в Интернете, заявившей о первом в России симпозиуме по психологии собак. Пожалуй, симпозиум это совсем не напоминало, но вполне соответствовало формату научно-практического семинара, указанному в программе, розданной участникам. Название семинара: «Актуальные аспекты психологии собак» — также несколько некорректно, поскольку такое направление науки, как «психология собак», все-таки официально не признано. К тому же основные понятия, в рамках которых излагалось содержание докладов, относятся к области биологии, а не психологии. Следует признать, что научная сторона семинара заметно проигрывала практической.

Не могу не отметить, что общение слушателей с докладчиками было устроено не лучшим образом. Организаторы призывали задавать вопросы только в письменном виде. Правда, на большую часть записок, присланных дисциплинированными слушателями, докладчики ответить не успели, зато надолго затянулась полемика со слушательницей, задававшей вопросы прямо с места.

Судя по задаваемым вопросам, некоторые «углядели» противоречия в позициях докладчиков. Например, одна из слушательниц не поняла, почему кинологи предпочитают шлейки ошейникам, ведь шлейка «имитирует объятия», а это, как они сами считают, собакам неприятно. В ответе на ее вопрос был сделан акцент на то, что ошейники травмируют шеи и спины собак. В одной из записок содержалась просьба в двух словах объяснить, как работают зарубежные мастера. Понятно, что ответом стало: «...Можно только повторить лекции». Я спросила Тюрид Ругос, есть ли опубликованные результаты ее исследований, показывающие, например, что собаки демонстрируют успокоительные сигналы чаще в присутствии более испуганных или беспокойных собак, чем в присутствии более спокойных и уверенных в себе. Меня огорчило, что публикаций (в научных изданиях) нет, но, возможно, это дело будущего. На мой взгляд, опыт таких людей необходимо изучать с научных позиций, ведь это может многое дать для понимания механизмов коммуникации животных.

Отрадно было убедиться в том, что грамотный подход к воспитанию собак, основанный на тонкой наблюдательности, внимании к внутреннему состоянию животного и использовании результатов поведенческих исследований, приобретает все более широкое распространение в мире. Несмотря на некоторые различия в интерпретации поведения собак и в методологических приемах, я во многом разделяю позиции обоих докладчиков. Людей, которые предпочитают полностью отказаться от насилия в дрессировке или, по крайней мере, свести его к минимуму, объединяет то, что они практикуют особые поведенческие методы влияния на собаку, основанные на понимании особенностей ее социального поведения. Внимательно наблюдая за тем, как ведут себя собаки друг с другом или с человеком, можно оценить внутреннее состояние животного и на основании этого выстроить собственное поведение по отношению к нему. Подстраивая свои действия под настроение собаки, человек вовлекает ее в такие отношения, в которых она обучается согласовывать свое поведение с его запросами. Собаки охотно идут на такие взаимодействия, потому что это отвечает их биологическим потребностям в социальных контактах.

Я думаю, что владельцам собак этот семинар поможет лучше понять, как наладить взаимосвязь со своими питомцами, а кинологам — и с теми, кого они обучают. Отношения, выстроенные в примитивной плоскости «доминирование — подчинение», отличаются от отношений, основанных на взаимопонимании, как черно-белое фото от стереокино.

Материалы журнала "Друг"