Пропустить навигацию.
Главная
 

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ. Несовершенство База

Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом.
К Евреям, 11:1

На Валентинов день 2000 г. родилась моя следующая собака. Следуя установленной традиции, очередь пришла заводить маленькую собачку. Выбор имени моей новой девочке не был трудным. Я решила, что после База («Шум, суета») любому потребуется ДиКаф (DeCaff, “без кофеина»). Это был крошечный щенок, тремя бабушками-дедушками которого были джек-рассел-терьеры, а четвертым — бордер колли.

В первый же вечер, как семинедельная ДиКаф появилась у нас, мой муж Джон был в кухне с Базом и сказал мне, что он вроде слышал, что Баз рычал на щенка, проходя мимо ее клетки. Следующим вечером ДиКаф была в загородке-вольере в кухне, когда Баз проходил мимо. В этот раз он не только рычал, он еще и схватил решетку зубами и тряс ее, как будто пытаясь напугать щенка. Меня не было рядом, когда это случилось, и я не могла поверить, что мой чудесный мальчик мог такое сделать. Я наивно взяла щенка наруки, посадила на колени и подозвала База. Моим намерением было поощрить База за то, что он не рычит, но он, пока подходил ко мне, прижал уши и оскалился на щенка.

Это был не первый раз, когда Баз проявлял агрессию, но это было самое сильное проявление в его жизни. До того он явно чувствовал дискомфорт при других собаках, особенно при некастрированных кобелях. Он стал лучше после того, как в двухлетнем возрасте его кастрировали. Он по-прежнему рычал, если собака подходила близко, но уже не провоцировал драку. Несмотря на множество занятий в группе в детстве, Баз не чувствовал себя уверенно среди других собак. До этого момента я просто контролировала его, чтобы избежать работы по исправлению проблемы. Но перед лицом явной агрессии к новому щенку я поняла, что обходить проблему больше не получится и ее надо решать.

Я планировала выработать у него противоположный условный рефлекс, получив нужную информацию у авторитета в области поведения собак Джин Доналдсон. Я намеревалась поощрять База, когда он оказывался около другой собаки, особенно ДиКаф. Это могло дать ему большее спокойствие в присутствии чего-то, что он не любил. Чтобы обеспечить успех, я должна была очень хорошо контролировать ситуацию, чтобы не позволить Базу больше ни разу не выказать агрессию ни к ДиКаф, ни к другой собаке. Чтобы гарантировать это, я делала так, что Баз и ДиКаф всегда были в разных комнатах, если я не занималась в этот момент их приучением друг к другу.

Поскольку мы заметили дискомфорт База при щенке в первый же вечер, я не стала торопиться приучать ее к кликеру. Я хотела использовать кликер для База. Поскольку звук для нее еще ничего не значил, я могла спокойно щелкать Базу, и при этом ДиКаф не подрывалась бы за кусочком.

Упражнение по выработке противоположного условного рефлекса №1

Для первого занятия я села на стул в кухне. Щенок был в вольере, одним концом перекрывающим одну дверь в кухню. Баз был в гостиной, куда из кухни вела другая дверь. Я начала бросать Базу кусочки в комнату. Как только он поймал несколько, он примчался в кухню. Я щелкнула и бросила кусочек до того, как он прошел весь путь внутрь. Еще через несколько кусочков Баз уже был в кухне и предлагал разные варианты поведения, как всегда во время занятий. Через четыре-пять кусочков ДиКаф пошевелилась в клетке, и Баз ее наконец заметил. Он тут же прижал уши, зарычал и убежал в гостиную. Я проигнорировала его. Через несколько мгновений он выглянул из-за угла. Я щелкнула и кинула ему кусочек в комнату. Еще через несколько кусочков он снова был в кухне, предлагая разные действия, но старался не смотреть и не двигаться в сторону щенка. Я закончила первое занятие за четыре минуты, начав таким образом поход на проблемы База.

Следующие занятия начинались так же, но я добавила требование, чтобы Баз посмотрел на щенка прежде, чем я поощрю его. Сначала он смотрел с рычанием, но я ему это прощала и все равно поощряла. Через несколько повторений Баз снова впал в свое обычное одержимое состояние и забыл о щенке. Постепенно мы выучили — надо посмотреть на собаку, которая вызывает проблему, а затем смотреть на меня. Я хотела научить База, что он может посмотреть на тревожащую его собаку, но затем я хотела, чтобы он забыл о ней и сфокусировался на мне (Примечание: это все описано в «Контроль без поводка» - книге о коррекции поведения с кликером)

За две недели Баз научился лежать, прижавшись мордой к клетке, но глядя при этом на меня. На некоторых занятиях я снижала уровень стресса, заранее убирая ДиКаф из клетки (но так, что Баз об этом не знал). К концу третьей недели Баз мог лежать мордой к клетке, где прыгала, лаяла и трогала его лапами ДиКаф.

Параллельно этому упражнению, мы с Джоном делали и еще одно, чтобы помочь Базу примириться с новой сестрой.

Упражнение №2

Джон и я садились на стулья в разных концах кухни. Сначала Джон держал ДиКаф на коленях, пока я кормила База за то, что он смотрел на меня и не обращал внимания на щенка. Постепенно мы придвигались все ближе и ближе друг к другу, так что оказывались рядом. Когда Баз стал спокойно себя чувствовать в этой ситуации, мы поменялись — я держала ДиКаф, Джон кормил База. Базу не очень это понравилось, но мы терпеливо продолжали, и у нас снова стали получаться занятия без рычания, прижимания ушей и встопыривания шерсти. Баз смотрел на Джона, чтобы заслужить поощрение.

На четвертой неделе этих занятий случилась нечаянная встреча. Баз лежал на своем любимом месте у входной двери. Я в двух комнатах оттуда занималась с щенком, при закрытой, как я считала, двери. ДиКаф толкнула дверь и оказалась в холле прежде, чем я успела ее остановить. Она обнаружила лежащего База и помчалась с ним здороваться. ДиКаф прыгнула на него, приземлившись прямо ему на голову. Баз слышал, как она приближалась, и был ангелом. Он оттолкнул ее носом через свое плечо, чтобы она не мешала ему смотреть мне в глаза. Я отдала ему всю горсть лакомства, которую приготовила для поощрения щенка, и развела их. Когда ДиКаф было 14 недель, она была со мной на семинаре в Виннипеге, штат Манитоба. Баз настолько преодолел свои проблемы, что они не только спокойно уживались в одной комнате в гостинице, но даже начали играть друг с другом.

Я продолжала так заниматься с другими собаками. Через месяц Баз уже понял, что так надо вести себя со всеми собаками: посмотреть на нее, затем на меня. Его терпимость с тех пор немало раз подвергалась проверкам. Один раз я только что выпустила его на тренировке. Он помчался к трассе, где одна моя ученица как раз потеряла контроль над своим некастрированным тервюреном. Собака увидела База и немедленно стала делать на него садки. Баз не ответил ей, а смотрел на меня, пока я бежала спасать его от такого унижения.

Терпимость к другим собакам была проверена в еще более жестких условиях, когда нас пригласили на «Игры на свежем воздухе» в Лэйк-Плэсиде. Это был первый раз, когда Баз был отмечен за свое мастерство в аджилити. На Играх проходят различные соревнования по рыбалке, спортивной охоте, рубке леса и пр. Только «сливки» аджилити приглашают туда, и Баз был приглашен трижды, с 2000 по 2003. При тридцати тысячах зрителей, орущих так, что часто собака не слышит команд даже около хэндлера, обстановка более чем сложная. Правда, похоже, что Баз решил, что его все равно должно быть слышно лучше толпы, так что его лай поднялся на неведомые мне дотоле высоты по громкости.

На одной из трасс Баз бежал «Слалом навылет» параллельно другому бордеру. Я была справа от него, а второй слалом с собакой в нем — в 7 м от нас. Вдруг краем глаза на большом экране я увидела, что вторая собака вышла из своего слалома и атакует База. Не успела я моргнуть, как она оказалась уже на нем. Я скомандовала ему лечь, и Баз немедленно послушался, и вместо того, чтобы подраться с собакой, которая была уже перед ним, он честно смотрел мне в лицо. Думаю, он терялся в догадках, что же это за трасса аджилити, где собаки должны ложиться в слаломе, но к счастью для всех, он послушался. Это была наша победа над проблемой. Когда в 2004 году в нашем доме появилась новая собака, Анкор, нам пришлось еще раз пройти всю программу, но уже намного легче и быстрее.

До сих пор Баз не большой любитель других собак. Он дружит с нашими домашними собаками, бегает с ними, но он не побежит знакомиться к чужой собаке. Несмотря на полное отсутствие интереса, он научился общаться и больше не чувствует необходимости их прогонять.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ