Пропустить навигацию.
Главная
 

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ. Опасность ярлыков

Мы - это то, что мы постоянно делаем. Тогда исключительность - это не поступок, а привычка.

Аристотель

Летом 2000 года Баз приближался к своему четвертому дню рождения. Несмотря на большую честь быть приглашенным на "Игры на свежем воздухе", многие люди до сих пор относились к Базу как к придворному шуту в элитном аджилити. Я все больше привыкала к тому, что его называют психом, сумасшедшим, лунатиком, маньяком, безбашенным, диким и т.д. Я уверена, что никто не подразумевал ничего обидного. Более того, в голосе говорившего часто слышалось восхищение, потому что наблюдать за Базом было захватывающе. Однако, как бы ни были хвалебны эти комментарии, осознала, что Баз «заклеймен», и именно я спровоцировала это отношение к нему. Тем летом он второй раз участвовал в отборе в финал Гран-при USDAA. Вечером в субботу были вывешены результаты двух дней соревнований, и Баз был в числе отобравшихся! В неполных четыре года! Я светилась от гордости. Поздравлявшие меня в тот вечер смеялись - «Можно ли поверить, что псих Баззи вышел в финал?» Баз стал известен на всю страну не потому, что был талантливой собакой, а потому, что было забавно наблюдать, как моя бешеная красная собака с воплями несется по трассе. Моя подруга и коллега по аджилити Рэйчел Сандерс помогла мне осознать, насколько я сама создавала о Базе такое впечатление. Пока он рос, я писала о том, каким энергичным щенком он был. Когда я обращалась к нему, то называла «ненормальным» или балдой. Когда я рассказывала о нем во время семинаров, то часто упоминала, как его необузданный характер превращался в преимущество.

Лектор по мотивационным решениям Энтони Роббинс предупреждает быть осторожными в том, как мы определяем себя. Например, если у вас есть лишний вес и вы называете себя «толстым», вы убеждаете свое подсознание считать себя только толстяком, и им вы навсегда и останетесь. Классический афоризм говорит истину: ваше тело выражает то, что думает голова. То, что я делала с Базом, было гораздо хуже, поскольку я не только приклеила к нему ярлык в своей голове, но и научила так же думать о нем несколько миллионов читателей. Навешивание на собаку ярлыка по признаку, который вы воспринимаете как ее слабое место, ограничивает ваш с ней потенциал. Вы признаете свое поражение в изменении поведения вашей собаки тем, что даете ей прозвище, которого она не заслуживает.

Если вашей собаке чего-то не хватает, вы должны помнить, что она — лишь отражение ваших знаний как дрессировщика. Если Баз был «психом», это было оттого, что я не справлялась с его энтузиазмом так, чтобы помочь ему не быть им. Если ваша собака бегает аджилити медленнее, чем могла бы, это не значит, что она «немотивирована». Хотя многие могут поспорить со мной в этом пункте, утверждая, что они всего лишь «реально смотрят на вещи», это не только является определением собаки, но и ее ограничителем. Если в вашем представлении собака немотивирована, вы ждете от нее только этого и ничего сверх. Если вы рассматриваете недостаток мотивации как вину собаки, вы не берете на себя ответственность как ее дрессировщик. От вас зависит исправление этой так называемой вины. Собака — отражение понимания дрессировщиком дрессировки. Если вы примете этот факт, вы больше не будете приклеивать собаке ярлыки. Вместо этого вы сфокусируетесь на исправлении слабых мест в ваших знаниях о дрессировке.Летом 2000 года я перестала говорить о Базе как о «своей сумасшедшей красной собачке» и начала называть его «маминым любимчиком».

В финале 2000 года Баз бежал прекрасно. У него было очень хорошее время, но, к сожалению, он сбил первую палку. Я была уверена, что это не последний финал База. С моим новым пониманием того, как я могла продолжить улучшать не только наше обучение, но и наши отношения с Базом, я знала, что он будет становиться все лучше.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ