Пропустить навигацию.
Главная
 

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ. Баз, которого я знаю и люблю

Бог бросает людей в глубокую воду не чтобы утопить их, а чтобы очистить.

Джеймс Оги

Вне мира аджилити Баз наслаждается своей ролью любимца семьи. Дома он преображается. Джон часто говорит, что Баз — лучшая домашняя собака из всех наших. Он любит свернуться в уголке и не мешаться под ногами. Похоже, он старается стать невидимым. Вы редко его замечаете, но если его позвать, он счастлив прибежать посмотреть, что вам надо. Это собака, которая не требует вашего внимания, но любит сидеть с вами и если вы его погладите — хорошо. Он может часами тихонько сидеть, пока вы почесываете ему уши или массируете его.

Дома Баз редко лает; он очень спокойная собака. Его любимым событием (помимо кормления) является звонок в дверь. Он любит людей и ведет себя так, как будто уверен, что все приходят к нам в дом исключительно повидаться с ним. Многие из тех, кто видел «электрического» База на соревнованиях, не мог поверить своим глазам, увидев его дома. «Он такой спокойный и нормальный» - самый частый комментарий. Дома База можно даже назвать лентяем. Он отдыхает, валяясь и мусоля свою любимую мягкую игрушку-медвежонка. Баз кладет его между передними лапами, как заботливая кошка — котенка, все время посматривая на тех, кто в комнате. Эта привычка у него с самого детства. Даже британский тренер по аджилити Джо Сермон, которая однозначно всеми руками за проведение соревнований «все, кроме бордеров», полюбила его, побывав у нас дома. Баз любит тихие часы, когда он один из всех моих собак сидит со мной на работе. Он всегда постукивает хвостом полу, соглашаясь со мной, когда я наклоняюсь к нему от компьютера и шепчу ему, что он «мамин особенный мальчик».

Больше всего на свете Баз любит бегать. На нашем 11-гектарном участке он использует любую возможность. Он бегает не куда-то в определенном направлении; он просто бежит. В детстве он бегал так много, что пришлось ввести отдельную команду «Иди побегай» (см.гл.14), чтобы контролировать его. Баз нарезает круги вокруг дома и вокруг поля для аджилити. Ему не нужны другие собаки для компании, но он спокойно отнесется к тому, что кто-то хочет за ним погоняться. Он бегал так много, что пришлось втрое увеличить ему норму корма. Сейчас каждый раз, как кто-то идет к входной двери, Баз бежит туда и взволнованно ждет приглашения выйти наружу поиграть. Мы научили всех наших собак не «выстреливать» из открытой двери, так что они все терпеливо сидят и ждут, когда назовут их кличку, чтобы они могли выскользнуть наружу и погоняться за Базом. Когда Баз наконец попадает наружу, он стоит и напряженно смотрит на человека, который должен произнести волшебные слова: «ОК, пойди побегай». Я думаю, ежедневный бег позволил Базу продлить карьеру в аджилити, когда здоровье его стало хуже.

Вспоминая занятия с Базом, я понимаю, как многого мы с ним добились, чем я горжусь, и то немногое, что я хотела бы изменить. Я воспринимаю как подарок такую возможность научиться дрессировать такую собаку как Баз. Мой профессиональный опыт с Базом позволили мне учить других, как терпение и последовательность создают лучшую атмосферу для обучения любой собаки.

Я больше всего сожалею о том количестве тайм-аутов, которые Баз получал во время занятий. Тайм-ауты — форма наказания. Наказание не создает поведение; только поощрение его меняет. Наказание служит только для подавления действий. Пока собаку не поощрили достаточно за нужные действия, она не заслуживает наказания — она делает настолько, насколько умеет. Выходит, что вы наказываете собаку за то, как вы ее обучили — или за то, что вам не удалось ее обучить. Тайм-ауты могут невероятно расстраивать собаку, и могут вызвать нервозность, если применять их слишком часто. Я не уверена, что я достаточно поощряла нужные действия База до того, как отправить его в тайм-аут. У меня разрывается сердце — я знаю, как он старался, настолько, что совершал ошибки от усердия, что приводило его к новому тайм-ауту. И несмотря на это, он возвращался к работе с той же страстью, чтобы снова и снова стараться. За это я ему бесконечно благодарна.

Сейчас я бы по-другому учила джампинг. Я уверена, что с прыжковыми упражнениями, например, которые нам дала Сюзан Сало, Баз был бы гораздо более успешен, и мы бы меньше расстраивались. Если быть совсем честной, знай я тогда о строении собак то, что знаю сейчас, я бы никогда не выбрала База. Но блаженны несведущие. Я счастлива, что не знала — иначе у меня не было бы этой собаки.

Сейчас каждый раз как я ступаю на старт с Базом, я отношусь к этому как к чести и к благословению. Каждый наш забег в будущем я буду расценивать как еще один шанс поработать в паре с одной из самых замечательных собак, которых бог послал на нашу планету. Я не могу поверить, что для собаки возможно вкладывать столько души во все, что она делает. У База страсть к работе доходит до того, что он ошибается от излишнего старания. Его энтузиазм заразителен. Когда я не хочу идти на тренировку, один взгляд на База поднимает меня с места. Он выкладывается на 110%, и его отношение заставляет вас делать то же.

Я никогда не подозревала, как моя жизнь и дрессировка изменятся благодаря одной собаке. Но темперамента Баззи хватило бы на десять собак, а то, чему я научилась у него, я бы не узнала и при дрессировке десятка обычных собак. Любой, кто владел, любил и потерял собаку, понимает, что ее жизнь слишком коротка. Мне кажется, что мы только начинаем понимать друг друга, как ей приходит время уходить. За нашу жизнь у каждого из нас будет собака, которая оставит свой след в нашем понимании дрессировки и в нашем сердце. Это может быть выдающаяся спортивная собака, или домашний любимец, или, как Баз у меня, и то, и другое. Может быть только один Баз. Я надеюсь еще на много лет рядом с ним. Я уверена, что ни одна собака в моей жизни не будет совмещать в себе столько драйва, старательности и чувствительности, как Баз. Он вдохновляет каждого, кто общается с ним. Желаю каждому из вас на вашем пути получить такую возможность любить и учиться у такой собаки, как мой особенный красный мальчик Баз.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ